Image Caption
Image Caption
Image Caption
Image Caption
Image Caption
Image Caption
Image Caption
Новости:

  • 17.06.2017 17 июня Воронежская рыболовная ассоциация совместно с магазином "Охотник и рыболов" провели розыгрыш женского кубка на пруду в селе Семидесятное Хохольского района Воронежской области. Федеральный партнер - компания  "Quick Stream" Региональный партнер - компания "Акватек Пластик" Прикормочный партнер - ТМ "Торопышка" Эксклюзивный партнер - база отдыха на Ахтубе "Золотая рыбка", которая предоставит подарочный сертификат на две персоны победительницы конкурса по выборам мисс кубка Специальный партнер - компания "Русская черепаха" Информационные партнерs: «Авторадио-Воронеж», Воронежский рыболовный клуб www.minnow.ru
  • 24.01.2017 В окрестностях Семидесятного  в январе 2017 года добыли матёрого волка. Это достаточно редкий случай,чтобы в окрестностях нашего села добыли волка.
  • 20.12.2016 17 декабря на рыболовной базе "Семидесятное" прошли проводы рыболовного года и чемпионат по приготовлению ухи.
    17 декабря на зарыбленном пруду в селе Семидесятное Хохольского района Воронежской области было многолюдно, как никогда. Сюда ранним утром прибыли рыболовы-спортсмены, которым предстояло посостязаться в турнире по подледному лову. Чуть позже к ним присоединились участники чемпионата по ухе,  а также руководители платных прудовых хозяйств и лучшие команды круглогодичной рыболовной спартакиады. Наконец, ближе к обеду стали подтягиваться болельщики, которых развлекал специально-приглашенный на мероприятие гармонист и ямщик на лошади, запряженной в сани.  Ну, а апогеем дня стало появление Деда мороза и снегурочки, которых в самый разгар мероприятия  как раз и доставил ямщик на белом коне. Таким образом, общая аудитория мероприятия составила более ста человек. И все они стали участниками традиционных массовых гуляний «Проводы года», организованных Воронежской рыболовной ассоциацией совместно с компанией «АллигАтор».http://minnow.ru/forum/viewtopic.php?id=16345&p=3
  • 28.11.2016 В селе Семидесятном Хохольского района активисты ТОС «Святой источник Елисеево» завершили обустройство святого источника и купели, сообщил корреспонденту РИА «Воронеж» глава администрации поселения Сергей Зинченко в понедельник, 28 ноября. Средства на ремонт – более 100 тыс. рублей – сельчане получили из областного бюджета.– Мы полностью переделали сруб главного колодца, возвели над ним деревянный шатер, рядом построили купель, – рассказал Сергей Зинченко. – Весной 2017 года планируем проложить дорожки и ступеньки для спуска к роднику. Источник в селе Семидесятном известен с XIX века, освящен в честь Николая Чудотворца. Ежегодно в день памяти святого, 22 мая, сюда приезжают сотни людей. Священники служат водосвятный молебен, после чего все набирают из родника воду.
  • 15.11.2016 12-13 ноября в Семидесятном прошёл IV ежегодный областной охотничий слет "Золотой фазан-2016".Более 50 человек участвовало в мероприятие.Всё прошло интересно и увлекательно.
Меню:


партнёры проекта:

Главная История села Семидесятное Сталинские репрессии в селе (1935-1938) контрреволюционная церковно-монархическая организация “БУЕВЦЕВ” в селе Семидесятное

Обвинительное заключение по делу контрреволюционной церковно-монархической организации “БУЕВЦЕВ”

2 июля, 2011

Рубрика: Официальные документы

Священномученик Алексий (Буй)Совершенно Секретно

“УТВЕРЖДАЮ”

ПОЛНОМОЧНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОГПУ по ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОЙ ОБЛАСТИ (Н. АЛЕКСИЕВ)

23-го июля 1930 года, город Воронеж

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По делу контрреволюционной церковно-монархической организации “БУЕВЦЕВ” Центрально-Черноземной Области, Северо-Кавказского Края и Украины, подготовлявшей свержение Советской власти, восстановление монархии.

Глава I

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

Органами ОГПУ по ЦЧО в начале 1930 года раскрыта и ликвидирована подпольная контрреволюционная церковно-монархическая организация, именовавшая себя “БУЕВЦАМИ” и ставившая своей целью поднятие массового выступления крестьянства против Советской власти и восстановлению монархии.

Совокупность материалов, собранных предварительным следствием, дает исчерпывающее представление о преступной деятельности контрреволюционной церковно-монархической организации “буевцев”, личном и руководящем составе ее участников, контрреволюционной монархической платформе и организационных принципах и тактике организации.

Одновременно с этим материалы следствия вскрывают социальную сущность и классовую природу “буевщины” и определяют ее место в истории борьбы церкви против диктатуры пролетариата.

Контрреволюционная церковно-монархическая организация “буевцев” идеологически была неразрывно связана с руководящим центром контрреволюционной монархической организацией “имяславцев” и действовала, руководствуясь программной платформой, изложенной в брошюре “Что должен знать православный христианин”.

В начале 1928 года после издания митрополитом Сергием декларации и указа о признании Советской власти и отмежевания церкви “от всего контрреволюционного”, реакционные группы церковников в Ленинграде, Москве, Ярославле и др. районах объявили его изменником и откололись от него. Эти группы реакционных церковников организовали новый центр во главе с митрополитом Иосифом ПЕТРОВЫХ (бывшим ленинградским митрополитом) и в дальнейшем раскололись на две категории:

первая, т. н. левая, ограничившаяся в то время только объявлением митрополита Сергия изменником и созданием собственного центра во главе с митрополитом Иосифом ПЕТРОВЫХ и вторая, т. н. правая, не только объявившая митрополита Сергия изменником, но и связавшаяся идейно с руководящим центром “имяславия” (профессор ЛОСЕВ, НОВОСЕЛОВ, священники АНДРЕЕВ, ПРОЗОРОВ и др.), на основе его программы — свержения Советской власти (”власти антихриста”) и восстановления монархии. Вторую группу (правую) возглавлял архиепископ ленинградский — Димитрий Гдовский.

Обвиняемый ДУЛОВ Н. Н., близко знакомый с руководителями “имяславия”: АНДРЕЕВЫМ и ПРОЗОРОВЫМ — в Ленинграде и профессором ЛОСЕВЫМ, НОВОСЕЛОВЫМ, священниками СИДОРОВЫМ, ВОРОНКОВЫМ, ТИХОМИРОВЫМ и др. — в Москве, показывает об этом:

«Некоторые московские священники, как СИДОРОВ, ВОРОНКОВ и др., фамилии которых не помню, стали говорить, что архиепископ Димитрий не сочувствует позиции, занятой Иосифом, и считает ее не конечной. По его мнению, сказав “А”, надо сказать и “Б”, т. е. указав, что Советская власть является незаконной, надо указать, какая власть считается законной. При этом он разумел под законной властью — власть монархическую» (л. д. 843).

«В 1929 году в эту группу в Ленинграде входили: архиепископ Димитрий, НОВОСЕЛОВ, ПРОЗОРОВ, а также все “имябожники”» (л. д. 629- 629 об.).

Далее, тот же ДУЛОВ Н.Н. говорит:

«Архиепископ Димитрий относился к “имяславцам” покровительственно, группируя вокруг себя известных деятелей “имяславия” — НОВОСЕЛОВА, АНДРЕЕВА, ПРОЗОРОВА. Последний был одно время секретарем архиепископа Димитрия. По своим приемам в разрезе подчинения своему влиянию Церкви “имяславцы” являлись своего рода иезуитской организацией с девизом — “цель оправдывает средства”. Церковное и политическое миросозерцание “имяславцев” тесно переплетается и вытекает одно из другого. Отсюда понятно стремление их через Церковь провести свои политические воззрения, т. е. — монархические идеи» (л. д. 688, 689).

В этот период (откола церковников от митрополита Сергия), епископ Алексий БУЙ — управляющий Воронежской епархией, поддерживаемый ссыльными и священниками в Воронеже: ПИСКАНОВСКИМ, ГОРТИНСКИМ, ПИРОЖЕНКО, ЧИЛИКИНЫМ, НОВОСЕЛЬЦЕВЫМ, АНДРИЕВСКИМ и др. (все, за исключением Алексия БУЯ и ГОРТИНСКОГО, находятся в настоящее время в ссылке в разных районах СССР), объявил митрополита Сергия еретиком и ориентировался в начале на митрополита Иосифа ПЕТРОВЫХ (т. н. левой), но уже весной 1928 года Алексий БУЙ примкнул к Димитрию Гдовскому. Келейник епископа Алексия БУЯ, СТЕПАНОВ С. Н. показал:

«Будучи еще в Воронеже, у епископа Алексия на квартире часто бывали совещания с адмссыльными священниками: ПИСКАНОВСКИМ, АНДРИЕВСКИМ, ЧИЛИКИНЫМ, ПИРОЖЕНКО, ГОРТИНСКИМ, КАМЕНСКИМ, НОВОСЕЛЬЦЕВЫМ. Они приносили к епископу Алексию разного рода антисоветскую и религиозную литературу и листки, разбирали их и принимали решения… Епископ Алексий перешел на монархический путь в своей работе среди подведомственного ему духовенства и верующих» (л. д. 642).

Глава II

ПЛАТФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

В мае 1928 года Алексий БУЙ выехал в Москву, а оттуда вместе с ДУЛОВЫМ Н. в Ленинград. В Москве ДУЛОВ вместе с другой к.-р. литературой дал Алексию БУЮ брошюру под названием “Что должен делать православный христианин”. Эта брошюра, составленная руководящим центром “ИМЯСЛАВИЯ” (НОВОСЕЛОВ, ЛОСЕВ А. Ф., Ф. АНДРЕЕВ — л. д. 626) явилась платформой организации “БУЕВЦЕВ”.

Обвиняемый ДУЛОВ показал:

«В мае 1928 года в Москву приехал епископ Алексий… Хорошо помню, что я eмy дал три или четыре экземпляра литературы: два письма архим. Неофита и брошюру под названием “Что должен делать православный христианин”. Епископ Алексий просмотрел все то, что я ему дал, и уже позднее, вернувшись из Ленинграда, просил меня отвезти в Воронеж литературу, которую он читал у меня на квартире, для передачи СТЕПАНОВУ Степану Николаевичу» (л. д. 827).

Рассчитанная на верующую крестьянскую массу, эта брошюра, составленная в виде вопросов и ответов на политические темы, замаскировано ссылалась на “священное писание” и “святых отцов” Церкви, сыграла огромную роль в вербовке верующих в состав контрреволюционной организации “буевцев” и способствовала быстрому ее росту.

Вместе с тем, пропаганда идей в этой брошюре создавала исключительно благоприятную почву для антисоветских выступлений на почве проводимых на селе мероприятий по реконструкции сельского хозяйства и подготовляла крестьянские массы к восстановлению монархии.

С первого же вопроса брошюры “Что должен делать православный христианин”” руководители организации затрагивают проблемы власти и в последующих как вопросах, так и ответах они приводят верующего к единственному выводу: о том, что с Октябрьской революцией “извратился божественный порядок” и поэтому “нельзя признавать” установившуюся власть — законной властью.

«1. Вопроc. Как следует понимать слова св. апостола Павла: “Несть бо власть аще не от Бога”. Рим 13,1.

Ответ: Власть от Бога, а не начальник, говорит преп. Исидор Полусиот…”

«2. Вопроc. Когда начальник бывает от Бога.

Ответ: а) Тогда, когда Он законно поставлен и творит дело Божье, т. е. служит благу народа и содействует ему в служении истинному Богу.

б) Когда сам начальник признает Бога и поклоняется Ему».

«3. Вопроc. Когда начальник бывает не от Бога.

Ответ: Тогда, когда он не хочет знать истинного Бога, и когда беззаконно захватит сию власть»…

«4. Вопроc. Как следует православному христианину смотреть на современную нам гражданскую власть, которая борется с Богом и гонит св. Церковь?

Ответ: Как на попущение Божие или высшее наказание и вразумление, в дополнение слов св. Писания — “бывает ли в народе бедствие, которое не Господь попустил бы”. Амос 3, 6. Исайя 45, 7».

«6. Вопроc. Как быть христианину, если его обвиняют в контрреволюции.

Ответ: Этим смущаться не следует. Это обвинение ложно и выдумано врагами Христа и есть удел всех исповедников веры».

Таким образом, контрреволюционные деяния возводились “буевцами” в степень богоугодного дела. Развивая эти идеи под прикрытием религиозных изречений, “буевцы” не останавливались и перед тем, чтобы в глазах верующей крестьянской массы вообще дискредитировать Октябрьскую революцию.

«9 и 10 вопроcы. Как же Церковь и всякий христианин в частности должны относиться к революции и контрреволюции?

Ответ: …Революция… есть всякое насильственное действие…»

«11. Вопроc. Может ли Церковь сочувствовать этому насилию?

Ответ: Нет, не может».

«17. Вопроc. Чем же отличается современная нам идея государственности от идеи, установленной самим Богом.

Ответ: Тем, что … власть передавалась сверху вниз, от Бога через верховную власть, преемственно до последнего самого малого начальника. 1 Петр. 2 13-14. А у современной нам идеи государственности власть, взятая снизу, передается вверх, т. е. возвратился Божественный порядок, почему эту власть нельзя признать законной, т. е. нельзя признать властью от Бога, но только Богом попущенной, как выше было сказано (ответ 4)».

Здесь по существу содержания — признание законной властью лишь власть царя, т. е. проповедуется монархия. Организация “буевцев” здесь полностью восприняла монархическую установку “имяславцев”.

Видный деятель церковно-монархической организации “буевцев”, обвиняемый священник БУТУЗОВ так и определяет значение для организации брошюры “Что должен знать православный христианин”.

«Брошюра под названием “Что должен знать православный христианин” имела наряду с богословскими также и политические вопросы, носящие откровенно контрреволюционный характер, а потому она по существу являлась политической платформой нашей организации.

Распространение ее среди актива организации доказывает, что организация пошла по пути активных действий против революции, против Советской власти».

В книге “Диалектика Мифа” идеологический руководитель “ИМЯСЛАВИЯ” профессор ЛОСЕВ А. Ф. прямо говорит:

«Соввласть чуждая русскому народу. Едва тлеющая лампадка вытекает из православной диалектики с такой же необходимостью, как царская власть в государстве… Для монаха революция есть сатанизм».

В своих показаниях тот же ЛОСЕВ А. Ф. так говорит об этом:

«Советская власть и социализм рассматриваются “имяславием” как проявление торжества антихриста, как дело рук сатаны, восставшего против Бога. Политический идеал “имяславия” — неограниченная монархия, всецело поддерживающая Православную Церковь и опирающаяся на нее. “Имяславие” — наиболее активное и жизнедеятельное течение внутри Церкви. Резко отрицательное отношение “имяславия” к Советской власти породило у его сторонников положительную оценку вооруженной борьбы, направленной на свержение Советской власти и сочувствие как вооруженным выступлениям, так иного рода активной антисоветской деятельности».

Глава III

ПОСТРОЕНИЕ, МЕТОДЫ РАБОТЫ И КЛАССОВЫЙ СОСТАВ
ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

В соответствии с поставленными задачами и стремлением наибольшего охвата крестьянской верующей массы для срыва мероприятий Советской власти, в особенности по коллективизации, организация “буевцев” строилась применительно к церковно-иерархической структуре, создавая свои периферийные группы, в основном около приходских советов. Имея руководящим центром Алексиевский монастырь в г. Воронеже, организация охватила своей сетью следующие районы:

1. Центр (Воронеж — Алексиевский монастырь) во главе с епископом Алексием, после его высылки в Соловецкий концлагерь, с коллегией из пяти человек: священников КАМЕНСКОГО — председателя, ГОРТИНСКОГО, МАРЧЕВСКОГО, ЖИДЯЕВА и архимандрита Игнатия БИРЮКОВА. После высылки КАМЕНСКОГО в Соловецкий концлагерь его место занял священник ГОРТИНСКИЙ, а в коллегию в качестве ее секретаря был дополнительно введен священник ЯКОВЛЕВ.

Разъездными пропагандистами и связистами по информации о настроениях крестьянства и руководству опорными пунктами были: архимандрит Тихон КРЕЧКОВ, игумен ЯЦУК Иосиф и иеромонах ХУХРЯНСКИЙ Мелхиседек, миряне: КАРЦЕВ, КАРЕЛЬСКИЙ, ПОЛЯКОВ и др. Для связи с Москвой и Ленинградом использовались: священник ДУЛОВ Николай и священник СТЕПАНОВ Степан (бывший келейник епископа Алексия).

Периферия организации конструировалась по принципу централизации и охватывала почти все округа ЦЧО.

2. Острогожский округ имел опорными пунктами: 1) село Н.-Икорец, во главе со священниками БУТУЗОВЫМ и КОРЫСТИНЫМ; 2) село Платава, во главе с архимандритом Тихоном КРЕЧКОВЫМ и пятеркой из мирян (”иоаниты” и др.); 3) село Урыв; 4) село Афанасьевка; 5) г. Буденный и 6) г. Бобров, во главе со священником АРХАНГЕЛЬСКИМ и мирянами ГУСЕВЫМ, ЩУКИНЫМ, МИНАКОВЫМ, КАСАТКИНЫМ и др.

3. В Усманском округе опорными пунктами являлись: село Семидесятное, Хреновские выселки, Н.-Усмань и Хохол, во главе со священниками УВАРОВЫМ, ПОКАРОВЫМ, АЗАРОВЫМ, ВЯЗНИКОВЫМ, ВИСЛЯНСКИМ, ЛИСИЦКИМ, ИВАНОВЫМ и мирянами: КНЯЗЕВЫМ, ЩЕБЛЫКИНЫМ, ШВЕЦОВЫМ и др.

4. Елецкий округ с опорными пунктами: Задонск, Елец и Тюнино, во главе с архимандритом СТУРОВЫМ Никандром, священниками МИХАЙЛОВЫМ, ПЕТИНЫМ, АРГУНОВЫМ, монашками: ВВЕДЕНСКОЙ, БОГОМОЛОВОЙ, ЮРКИНОЙ.

5. Борисоглебский округ с опорными пунктами в селах Троицкое и Танцыри.

6. Белгородский округ с пунктом в Дроновке и Теребрино.

7. Козловский округ — Избердей и Козлов.

Некоторые из этих центров (Н.-Икорец, Платава, Афанасьевка, Танцыри, Троицкое, Н-Усмань и др.) не совпадали с центрами иерархическими и, таким образом, являлись неприкрытыми иерархическим признаком (отсутствие в них благочинных) контрреволюционными ячейками организации.

Каждый низовой центр имел свои ответвления в ряде сел. Так:

Н-Икорец имел ответвления в селах: Масловка, Песковатка, Селявное, Машкино, Дракино, Вадеево, Залужное;

Бобров — в селах: Семеново-Александровское, Мечотка, Шиповка, Коршево, Бутурлиновка;

Хреновские Выселки — в селах: Котуховка, Тулиново;

Семидесятное — в селах: Старо-Никольское, Синие–Линяги, Ис…бное , Солдатчино, Поршино;

Н.-Усмань — в селах: Рогачевка, Придача, Монастырщина;

Елец — в Задонске, Тюнино и др.

Кроме пунктов в ЦЧО организация имела ответвления в СКК и на Крайне (см. главы V и VI).

Несмотря на такую разбросанность пунктов организации, методы работы ее были одинаковыми для всех ответвлений и сводились в основном к к.-р. и антисоветской агитации с использованием религиозных предрассудков верующих масс. Обычно агитация против мероприятий Советской власти сопровождалась предсказаниями о скорой кончине мира, о существовании антихриста в лице коммунистов и совработников, о неизбежной гибели их и т. п. Ведя контрреволюционную работу по срыву коллективизации, члены организации распускали слухи о том, что всех колхозников будут клеймить печатью антихриста, как на выход из положения указывали на необходимость “поднятия всех против власти антихриста”. Доказано, что установки о методах работы давались из центра организации.

Обвиняемый священник КОРЫСТИН, участник Н-Икорецкого пункта, показал:
«Священник БУТУЗОВ имел связь с Алексиевским монастырем. БУТУЗОВ мне говорил, что получал руководящие указания через архимандрита Тихона (КРЕЧКОВА) следующего содержания, что мы должны через монашек и странников растолковать крестьянам, что колхоз и Советская власть есть дьявольское дело, что у вступающих в колхозы церкви будут закрыты, и верующим нельзя будет отправлять религиозные требы, а поэтому надо поднимать крестьян против всего этого, и, если крестьяне поднимутся в одном-другом и нескольких местах, то власть вынуждена будет сделать послабление в религиозном вопросе; что так, как теперь, нам не стало житья от дьявольской власти, которая душит нас со всех сторон, то нужно употреблять все усилия, но только осторожно, через монашек и преданных людей, к тому, чтобы крестьяне, подогретые религиозным сознанием, могли бы выступить против Советской власти» (сл. д. 2345, л. д. 362).

Обвиняемый игумен ЯЦУК показал об этом:

«Когда меня приглашали в села, то со стороны руководителей Алексиевского монастыря, священников ЯКОВЛЕВА Федора и ГОРТИНСКОГО Сергея мне давались пастырские советы — внушать крестьянам, что Соввласть, поставленная нищими и босяками, нарушила установленный Богом порядок получения власти сверху от Бога, а не снизу, поэтому Соввласть не нужно признавать законной, Богом благословенной. Что теперь наступили времена антихриста, власть борется с Богом, поэтому все, что Соввласть старается навязать крестьянам: колхозы, кооперация и т. д. — не нужно принимать

Чтобы больше убедить в этом крестьян, они советовали приводить им выдержки из Евангелия об антихристе и “втором пришествии”» (л. д. 357 об., 358).

Член пятерки опорного пункта села Хреновские Выселки, кулак ЩЕБЛЫКИН Федор показывает:

«Указания по поводу поднятия борьбы против колхозного строительства и против раскулачивания мы получали от Алексиевского монастыря, который являлся руководящим центром нашей организации. Из этого центра я знал: архимандрита Игнатия (БИРЮКОВА), протоиерея ПАЛИЦЫНА (умер), священника Ивана из Пятницкой церкви (ЖИДЯЕВ, в ссылке), священника Ивана из Девичьего монастыря (КАМЕНСКИЙ), который прибыл в Воронеж после отбытия наказания из Соловков.

В 1929 году я неоднократно был на квартире у священника Ивана (КАМЕНСКОГО) в г. Воронеже. Говорил с ним по поводу коллективизации и отбора имущества у кулаков. Он дал мне такую установку — колхозное строительство и отбор имущества у кулаков поведут к полному разорению крестьян, разрушению религии и что против таких мероприятий коммунистов нужно восставать» (сл. д. 5305, л. д. 117-118).

Обвиняемый — священник ИВАНОВ, один из руководителей опорного пункта, так говорит об этом:

«Для агитации и смуты Алексиевский монастырь в села направлял целый кадр монахов и агентов, которым поручалось вести пропаганду против колхоза и против Советской власти» (сл. д. 5505, л. д. 142).

Обвиняемый кулак — ГОРНАКОВ Георгий из села Александровки Панинского района показал:

«Я являюсь участником организации епископа Алексия. Цель организации — борьба за сохранение старой веры и восстановление старых порядков. Главным руководителем у нас был священник ИВАНОВ» (сл. д. 5505, л. д. 128).

Другой участник этой организации — КУЦИКОВ Елисей говорит:

«Я принадлежал к организации епископа Алексия. Управлял нашей организацией Алексиевский монастырь, в котором существовала так называемая коллегия епископа Алексия. Из этой коллегии я знал только священника Ивана (КАМЕНСКОГО), прибывшего из Соловков» (сл. д. 5505, л. д. 144).

Обвиняемый священник — УВАРОВ показал:

«Я принадлежал к организации епископа Алексия. Основная установка этой организации — это непризнание Соввласти. Организация существовала нелегально и имела два центра — полулегальный и конспиративный… Лично я был как в одном, так и в другом… Я себе ясно представлял, что “алексиевщина” была к.-р. организацией, которая стремится восстановить старый строй» (сл. д. 6060, л. д. 259).

Обвиняемый иеромонах — СМОРЧКОВ Анатолий точно также показал:

«В ноябре месяце 1929 года я был в Алексиевском монастыре и исповедовался у архимандрита Тихона КРЕЧКОВА, который мне давал пастырские советы, как вести себя с массами верующих прихожан. Он мне указывал, что теперешняя власть не от Бога, а потому нужно крестьянам то же самое внушать, что теперь времена антихриста» (л. д. 356).

Обвиняемый монах — МИНАКОВ показывает:

«Наша организация считала, что она не может стоять на платформе колхозного строительства, ибо это строительство направлено всецело на разрушение старых порядков и старой веры».

Обвиняемый БУГАКОВ показывает:

«Попы МИНАКОВ и КАРМАНОВ были окружены монашками и черничками, которые внушали женщинам, что, кто будет в колхозе, тот погибнет, что раскулачивание идет потому, что появился антихрист, и против него надо восставать».

Обвиняемая пропагандистка организации — монашка МАСЛОВСКАЯ показала:

«Я и многие из нас ходят и агитируют среди крестьян: в колхозы не идти, так как коллективы антихристовы; кто записался в колхоз, тот отдал дьяволу душу»

Обвиняемый иеромонах — ПОЖАРОВ показывает:

«Мы занимались проповедничеством и систематически вели пропаганду среди населения и организовывали массу на активную борьбу с Советской властью» (л. д. 330).

Агитация велась главным образом через раскулаченных, кулаков и монашек и была направлена против колхозного строительства.

Обвиняемый руководитель опорного пункта — священник УВАРОВ говорит об этом:

«Наша организация ориентировалась главным образом на раскулаченные силы деревни. Связь с организацией центр осуществлял через имеющийся кадр монахов, монашек и мирян, последние приходили сами в Воронеж и являлись в указанное место, принимал их Каменский» (сл. д. 6060, л. д. 259).

Другой обвиняемый — священник КОРЫСТИН Петр из села Н.-Икорец, где было массовое выступление крестьян, показал:

«Священник села Н.-Икорец — БУТУЗОВ Сергей мне говорил, что получал руководящие указания через архимандрита Тихона (КРЕЧКОВА) следующего содержания: мы должны через монашек и странников растолковывать крестьянам, что колхозы и Советская власть есть дьявольское дело» (л. д. 362).

Обвиняемый иеромонах — ПОЖАРОВ, руководитель одного из опорных пунктов, показывает:

«Руководящим центром нашей организации был Алексиевский монастырь, с которым поддерживалась связь через монашек, черничек и имущих мирян» (л. д. 330).

Об этом же говорит и священник — РЫЛЬЦЕВИЧ:

«У него (у Тихона КРЕЧКОВА) в Платаве было много друзей, как, например, Семен Васильевич КРЕТИНИН (расстрелян за активное участие и руководство в выступлении в конце января сего года в селе Платава). В результате всего этого через монашек архимандритом Тихоном было подготовлено в Платаве выступление против Соввласти» (сл. д. 4345, л. д. 476 об.).

Контрреволюционная церковно-монархическая организация “буевцев” составилась в основном из духовенства, бывших офицеров и дворян, торговцев, кулаков, монашествующего элемента и интеллигенции. Такой классовый состав в свете тех задач, которые ставила себе подпольная организация “буевцев”, обеспечивал конспирацию, проведение враждебной диктатуре пролетариата классовой линии, активность руководителей и членов организации в борьбе с Советской властью как в подготовке, так и в проведении массовых выступлений и восстаний.

Данными следствия установлено, что в составе руководящего центра “буевцев” были: 15 попов, 3 бывших офицера, 2 бывших дворянина и помещика, 1 председатель “Союза Русского Народа”, 1 служащий (доцент).

В составе местных организаций только по ЦЧО в числе 470 человек состояло: 66 попов, 75 монахов, 1 бывший офицер, 6 бывших дворян и помещиков, 210 кулаков, 33 торговца, 8 бывших полицейских, 13 членов “СРН”, служащих — 2, середняков — 24, бедняков — 2, прочих — 30.

В руководящем центре (среди других) были: бывший князь, полковник генштаба — ДУЛОВ Н. Н., бывший лейтенант морской службы, сын сенатора, тайного советника — СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ И. Г., бывший полковник ПОЛЯКОВ и др., которые, перерядившись в священнические рясы, в период 1920-1922 годов вели систематическую борьбу с Советской властью.

Глава IV

ВЛИЯНИЕ РУКОВОДЯЩЕГО ЦЕНТРА “ИМЯСЛАВИЯ” И
ВНЕШНИХ СВЯЗЕЙ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ
ЦЕРКОВНО-МОНАРХИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

Руководящий центр “ИМЯСЛАВИЯ”, ставивший себе целью — восстановление монархии путем вооруженного восстания крестьянства против Советской власти, методом подготовки вооруженного восстания избрал пропаганду своих идей под прикрытием религиозной пропаганды. В силу этого центр “ИМЯСЛАВИЯ” стремился привлечь на свою сторону руководителей церкви.

Обвиняемый – ДУЛОВ так показал об этом:

«Обычно выводы “имяславцев” крайне резки, они считают все, с ними несогласное, проявлением духа антихриста в мире. Они всеми силами стараются группироваться около церквей, пользующихся доверием верующих масс, скрывая свою сущность под видом православия. “Имяславцы” носят характер монархического объединения. Они стремятся захватить влияние над патриаршей церковью главным образом потому, чтобы не потерять авторитета в глазах верующих и, может быть, имея в виду наличие там более благоприятных условий и нужных людей для развития своего движения. В некоторых местах они преуспевали» (л. д. 688-689).

Руководитель контрреволюционной церковно-монархической организации – епископ Алексий БУЙ имел тесную связь с руководителями центра “ИМЯСЛАВИЯ”. Его же сторонниками (архиепископом Димитрием Гдовским) был передан Алексию БУЮ весь Юг России и избрана ему резиденция в городе Ельце. По этому поводу ДУЛОВ Н. Н. показал:

«Весной в 1928 году я из Москвы ездил с епископом Алексием по его приглашению в Ленинград, там мы встретились с архиепископом Димитрием на квартире протоиерея Федора АНДРЕЕВА; у него в это время был и НОВОСЕЛОВ Михаил Александрович».

«В это время на квартире АНДРЕЕВА на устроенном совещании епископу Алексию были переданы архиепископом Димитрием Гдовским весь Юг России и здесь решено было избрать резиденцией еп. Алексия – г. Елец» (л. д. 628-629-об.).

Следствием установлено, что епископ Алексий имел не только тесную связь с “имяславцами”, но и сочувствовал им. Это находит подтверждение хотя бы в том, что основной метод а/с агитации (об антихристе) он заимствовал от “имяславцев”. Тот же ДУЛОВ показывает:

«НОВОСЕЛОВ интересовался у еп. Алексия вопросом отношения паствы и духовенства к антихристу. Еп. Алексий отвечал, что паству смущает закрытие церквей и активная антирелигиозная работа, а поэтому почва для распространения идей об антихристе благоприятна» (л. д. 845).

«НОВОСЕЛОВ проявил большой интерес к еп. Алексию. Помню, что проф. НОВОСЕЛОВ при входе в кабинет архиепископа Димитрия высказывался по вопросу епископа Алексия, называл его “столпом южной Церкви” и указывал на умелое ведение дела еп. Алексием» (л. д. 828).

Обвиняемый ЯКОВЛЕВ — секретарь Воронежского центра, считая, что “ИМЯСЛАВИЕ” и “БУЕВЩИНА” — монархические организации, показал:

«Организация, именуемая “Буевской”, вливая в себя и другие течения, как, например, “имяславство”, — рассматривала сама себя не как организацию чисто религиозного характера, а как церковное направление, вырастившее на своей почве организацию чисто политического монархического направления, которое (направление) рассматривало церковную организацию как средство, как сферу, весьма удобную для проведения своих целей, чисто политических. Я принадлежал до сего времени к организации, ставившей себе задачи политического характера» (л. д. 802).

Относясь сочувственно к “имяславцам”, епископ Алексий распространял монархическую литературу, исходящую от центра “имяславия”. Обвиняемый ДУЛОВ показывает:

«Епископ Алексий, находясь в близком общении с архиепископом Димитрием и группирующимися около него “имяславцами”, относился к “имяславию” сочувственно. Это находит подтверждение в том, что епископ Алексий пересылал имяславскую литературу из Москвы в Воронеж для местного духовенства через Степана Ник. СТЕПАНОВА» (л. д. 689).

По возвращении Алексия БУЙ и ДУЛОВА Н. из Ленинграда в Москву БУЙ выехал прямо в Елец, в новую резиденцию, а ДУЛОВУ поручил выехать в Воронеж к свящ. СТЕПАНОВУ для передачи и распространения брошюры (приведенной выше) — «Что должен знать православный христианин» и др. к.-р. литературу. Обвиняемый СТЕПАНОВ С.Н. об этом показал:

«В 1928 году из Москвы (по поручению епископа Алексия) в г. Воронеж в квартиру ко мне приезжал священник ДУЛОВ, который привез брошюру — “Что должен знать православный христианин” вместе с другой литературой явно антисоветского характера. В этот день у меня на квартире, где фактически была канцелярия епископа Алексия (у еп. Алексия была в то время еще канцелярия своя в Ельце), были священники ПАЛИЦЫН, КАМЕНСКИЙ, ГОРТИНСКИЙ, с Кубани свящ. САХНО и др., кто именно, сейчас не помню. Все бывшие здесь читали брошюру — “Что должен знать православный христианин”, а также всю литературу, привезенную ДУЛОВЫМ. По просьбе ДУЛОВА брошюра переписывалась нами в нескольких экземплярах. Одну я взял себе, другую — КАМЕНСКИЙ, третью — САХНО, четвертую — ДУЛОВУ. В это время присутствующее духовенство вело разговоры о правильности отхода от митрополита Сергия. Также говорили о крестьянах, что их нужно сдерживать пока и не давать до времени выступать. В то же время ГОРТИНСКИЙ говорил, что брошюра очень хорошая и полезная для нас» (л. д. 640-641 об.).

Обвиняемый ДУЛОВ подтвердил это показание:

«Я привез эту литературу сюда и передал СТЕПАНОВУ на квартире последнего. Брошюру – “Что должен знать православный христианин” переписали на квартире СТЕПАНОВА девочки, и ее я взял с собой. Копии остались у СТЕПАНОВА» (л. д. 827).

В марте 1928 года к епископу Алексию БУЮ, уже прославившемуся среди монархических церковников Юга России, как активному борцу за “старую веру и порядок”, приехал руководитель церковно-монархической организации в Майкопском, Черноморском, Армавирском округах и харьковщине (Сумской округ) — епископ Варлаам ЛАЗАРЕНКО, живший в то время нелегально от представителей Советской власти. Свой приезд епископ Варлаам обставил глубокой конспирацией. После соответствующего обмена мнений и информации о положении церковников в СКК и на Украине епископ Варлаам признал епископа Алексия своим руководителем и идейным вождем и передал ему подведомственные ему (Варлааму) духовенство и верующих. Свой переход в подчинение епископа Алексия епископ Варлаам оформил рассылкой от своего имени воззвания к духовенству с указанием, что с этого времени он, Варлаам, и все, кто ему из церковников подчиняются, переходят под руководство епископа Алексия.

Обвиняемый свящ. БУТУЗОВ, находящийся с епископом Алексием в близких отношениях, показал:

«18 марта 1928 года, придя на квартиру епископа Алексия, я застал у него гостя, причем, прежде чем ввести меня в свои комнаты, епископ Алексий в передней осведомился о моей честности и просил сохранить инкогнито своего гостя. Гость был епископ Варлаам Майкопский, скрывавшийся в то время от властей. Объехав Юг России, епископ Варлаам объединил на платформе организации целый ряд приходов в Полтавщине, Харьковщине, на юге Курской губернии и, в частности, группу Сумского округа, возглавляемую свящ. Василием ПОДГОРНЫМ. Не имея абсолютности самому управлять, Варлаам передал их в полное руководство епископу Алексию. Это было начало объединения вокруг Алексия южных приходов России».

Личность Варлаама особенно ярко выражена в следующих показаниях БУТУЗОВА:

«Когда я встретил епископа Варлаама на квартире епископа Алексия, то он вместе со мной переписывал ряд документов, направленных против митрополита Сергия. Далее в разговорах об условиях жизни в горах Кавказа епископ Варлаам заявил нам, что царь Николай II жив и скрывается в горах со всем своим семейством. На наше молчание Варлаам ответил: “Я так воспитан и люблю царя”. Епископ Варлаам сказал: “Я не признаю декларации потому, что она призывает сочувствовать Соввласти, но я давал присягу царю в верности, я воспитан в монархическом духе и люблю царя”» (л. д. 468, 469, 470).

«По всем данным и обстановке встречи с епископом Варлаамом я пришел к уверенности, что он скрывается от властей. К этому натолкнули меня следующие данные: а) просьба епископа Алексия сохранить инкогнито епископа Варлаама; б) несоответствие одежды епископа Варлаама с его саном (он был в плаще); в) его заявление, что он не имеет возможности выступать на общественной арене; г) его рассказ, что в Ростове-на-Дону его встретят люди, которые проводят его в горы Кавказа» (л. д. 824 об., 825).

Сам обвиняемый епископ Алексий показал об этом:

«Когда ко мне пришел Сергей БУТУЗОВ, я в передней сказал ему, что у меня находится епископ Варлаам, который просил сохранять инкогнито. Епископ Варлаам в беседе со мной категорически заявил, что декларации митр. Сергия он не признает… Епископ Варлаам передал мне послание об отходе от митрополита Сергия и о передаче мне православных приходов своей епархии, состоящих из Харьковского, Майкопского и Сумского округов, в последнем во главе со свящ. Василием ПОДГОРНЫМ, которого я назначил благочинным над вышеуказанными двадцатью приходами» (л. д. 824 об.).

Объединив таким образом под своим руководством церковников ЦЧО Юга России и СКК, епископ Алексий стал проводить в жизнь монархические идеи “имяславия”. Для этого он назначил руководителями отдельных звеньев своей организации стойких монархистов: по Кубани — ПЕРЕПЕЛКИНА, в Харьковщине — ПОДГОРНОГО, в горах Северного Кавказа — епископа Варлаама. Обвиняемый СТЕПАНОВ об этом показывает: «Ответственными лицами в СКК у епископа Алексия БУЯ были: в Кубано-Севастопольских губерниях — свящ. ПЕРЕПЕЛКИН, а в горах Кавказа — епископ Варлаам» (л. д. 183).

В присланном в ПП ОГПУ по СКК обзоре по ликвидированной церковно-монархической организации, возглавляемой епископом Варлаамом ЛАЗАРЕНКО, отмечены такие же методы работы церковников, как и у “буевцев” в ЦЧО. Пропаганда была поручена наиболее авторитетным членам ее. Распространение антисоветских брошюр и воззваний и устная пропаганда велись через штаб бродячих монахов и монашек, постоянно обходивших свои ячейки-общины. Содержание их сводилось к тому, что «Советская власть является властью безбожников, уничтожающих собственность и религию, а потому признаваемую монахами сатанинской» (Обзор, л. д. 7-8).

Существовавший в Майкопе нелегальный Пресвитерский Совет также был сконструирован в виде пятерки, имелся специальный штат разъединенных проповедников, инструктировавших низовые ячейки организации. Епископ Варлаам периодически созывал совещания руководителей, на которых обсуждались вопросы руководства организации (Обзор, л. д. 12). Помимо совещаний руководящей пятерки проводились совещания низового актива организации. Все совещания и собрания велись конспиративно и в ночное время (Обзор, л. д. 13-14).

Эта организация тоже имела связь с епископом Димитрием Гдовским в Ленинграде и с благочинным Василием ПОДГОРНЫМ (г. Сумы) и его последователями, переданными потом Варлаамом епископу Алексию. Таким образом организация “буевцев” объединила к.-р. и церковно-монархические элементы не только ЦЧО, но и СКК и Украины.

Следствием доказано, что контрреволюционная церковно-монархическая организация “буевцев” осуществляла внедрение среди верующего крестьянства идей “имяславия”, которая опиралась на эмигрантский право-монархический центр и снабжалась через “имяславцев” эмигрантской, контрреволюционной литературой.

После объявления декларации митрополита Сергия, правая, монархическая, эмигрантская группа во главе с Антонием ХРАПОВИЦКИМ выпустила соответствующее воззвание, а патриарх Сербский поместил в “Гласнике” обращение, объявлявшее митрополита Сергия изменником и предлагавшее прекратить с ним всякое общение. Оба документа были написаны в ярко антисоветском духе (с. 844). И воззвание Антония ХРАПОВИЦКОГО и “Гласник” руководящий центр “имяславия” передал через ДУЛОВА Н. организации “буевцев” для распространения.

Обвиняемый ДУЛОВ Н. так показал об этом:

«Послание митр. Антония и постановление съезда зарубежных епископов я получил в Москве в 1928 году от племянницы — НОВОСЕЛОВА М. А. — КАТУАР Татьяны Людвиговны. Она дочь банкира. Указанную литературу она получила от НОВОСЕЛОВА М. А., о чем она мне говорила сама».

И далее:

«Послание митрополита Антония ХРАПОВИЦКОГО я привозил в Елец епископу Алексию БУЮ вместе с другой литературой, о которой я уже показал. Кроме послания митр. Антония, я вместе с ним привозил “постановления съезда зарубежных епископов”» (л. д. 844).

Епископ Алексий, не отрицая того, что ДУЛОВ послание ХРАПОВИЦКОГО привозил, — показывает:

«Хорошо помню, что разговор о послании митр. Антония ХРАПОВИЦКОГО у меня с ДУЛОВЫМ был в следующей форме: ДУЛОВ, разложив бумаги, сказал мне: “Я сейчас, владыко, дам вам послание Анатолия ХРАПОВИЦКОГО”».

Далее обвиняемый ДУЛОВ Н. показал:

«В Елец я привез письма митрополита Кирилла и арх. Неофита, лично мне адресованные, выписку из заграничного сербского журнала “Глаcника” по поводу того, что патриарх сербский воспрещает общение сербам с Церковью, возглавляемой митрополитом Сергием. Затем английскую газету “Дейли-Телеграф”. Выписку из “Гласника” я передал лично епископу Алексию. Ему же показал и газету, обращая внимание его на иллюстрацию похорон бывшей императрицы Марии Федоровны (л. д. 627). Епископ Алексий привезенные мною выписку из “Гласника” и английскую газету с иллюстрацией похорон Марии Федоровны не читал при нас, взяв их к себе в кабинет. В это же время епископ Алексий спросил, нет ли у меня самого послания патриарха сербского Димитрия, на которое ссылался автор статьи “Гласника”. На другой день епископ Алексий газету английскую мне вернул, “Гласник” же и воззвания остались у него» (л. д. 826).

Это же подтверждает и обвиняемый СТЕПАНОВ С.:

«ДУЛОВ в Елец приехал накануне именин БУТУЗОЗА и привез с собой: воззвание Антония ХРАПОВИЦКОГО, английскую газету “Дейли-Телеграф”, “Гласник” и еще какие-то брошюры в большой кипе и их предложил епископу Алексию. Епископ Алексий некоторые брошюры взял» (л. д. 838 об.).

Таким образом, контрреволюционная церковно-монархическая организация “буевцев”, связанная с “имяславием”, проводила также идеи эмигрантского монархического духовенства.

Идейный руководитель “имяславия” проф. ЛОСЕВ А. Ф. так говорит об эмигрантском монархическом течении Антония ХРАПОВИЦКОГО:

«Наиболее близким “имяславию” из эмигрантских течений нужно считать течение право-монархическое».

Глава V

КОНТРРЕВОЛЮЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ЦЕРКОВНО-МОНАРХИЧЕСКОЙ
ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

Приехав из Ленинграда, епископ Алексий остановился для жительства уже не в Воронеже, а в городе Ельце, оставив вместо себя в Воронеже благочиннический епархиальный совет в составе: благочинного ПАЛИЦЫНА (умер) и помощника его — СТЕБЛИНА-КАМЕНСКОГО, которые совместно с административно ссыльными священниками ГОРТИНСКИМ, МАРЧЕВСКИМ и архимандритами БИРЮКОВЫМ Игнатием и КРЕЧКОВЫМ Тихоном являлись представителями епископа Алексия по Воронежской епархии.

Они, сосредоточившись в Алексиевском монастыре, фактически были руководящим центром для периферийных групп организации.

По этому поводу один из руководителей периферийного опорного пункта “буевцев” свящ. УВАРОВ показал:

«По существу я принадлежал к организации епископа Алексия. Организация существовала нелегально, имела два центра: один полулегальный — Алексиевский монастырь, другой — конспиративный — квартира свящ. КАМЕНСКОГО Ивана по улице Максима Горького и по Садовой, № 3. Из полулегального руководящего центра я знал архимандрита Игнатия, из конспиративного — Ивана КАМЕНСКОГО. Я лично был как в одном, так и в другом центре. Примерно в 1928 году в беседе на конспиративной квартире с КАМЕНСКИМ последний мне сказал: “Власть нас угнетает, следовательно, мы должны вести борьбу против существующего строя”. Я ясно се6е представляю, что “алексиевщина” была к.-р. организацией, которая стремилась восстановить старый строй. Наша организация ориентировалась главным образом на реакционные силы деревни. Связь с организацией центр осуществлял через имеющийся кадр монахов, монашек и мирян» (сл. д. № 6060, л. д. 259).

Обвиняемый КУЛАКОВ показал: «Управлял нашей организацией Алексиевский монастырь» (с. 144).

Другой обвиняемый — кулак ЩЕБЛЫКИН показал: «Указания мы получали от Алексиевского монастыря, который являлся руководящим центром нашей организации».

Обвиняемый — иеромонах ПОЖАРОВ показал:

«В 1927 году я из Тверской губ. переехал в город Воронеж и через некоторое время вошел в подпольную монархическую организацию, которая существовала в Воронежской епархии. Руководящим центром этой организации являлся Алексиевский монастырь, который возглавлял монархист, епископ Алексий БУЙ. В организации состояли монашки, чернички и имущие миряне, которые поддерживали связь с Алексиевским монастырем и бывали у епископа Алексия БУЯ. Так как Соввласть притесняет нас, то наша организация не признавала этой власти и вела с ней борьбу. Мы занимались проповедничеством и систематически вели пропаганду среди населения и организовывали массу на активную борьбу с Советской властью. Наше проповедничество и пропаганда приводили массу в движение и к столкновению с Соввластью» (л. д. 330).

Указанный выше центр, однако, был руководящим лишь для групп, расположенных на территории ЦЧО, в Северо-Кавказском крае же и на Украине епископ Алексий поставил самостоятельных руководителей местных организаций в лице ПЕРЕПЕЛКИНА (бывшего офицера) для Кубано-Ставрополя, ПОДГОРНОГО Василия — для Украины (в г. Сумах) и епископа Варлаама ЛАЗАРЕНКО для гор Северного Кавказа (расстрелян ПП СКК).

После высылки епископа Алексия БУЯ и КАМЕНСКОГО И. Г. в состав Воронежского центра был введен свящ. ЯКОВЛЕВ Феодор и центр, существовавший нелегально, стал именоваться “Пресвитерианским Советом”.

Непосредственными руководителями организации “буевцев” ЦЧО и исполнителями воли “пятерки” были священники: КАМЕНСКИЙ И. Г., а после его высылки — ГОРТИНСКИЙ Сергей, как председатель нелегального совета, и ЯКОВЛЕВ Федор, как его секретарь. Благодаря им актив организации широко поставил пропагандистскую работу путем посылки на места отдельных пропагандистов-связистов. Одним из главных таких пропагандистов-связистов были: архимандриты — Игнатий БИРЮКОВ, Тихон КРЕЧКОВ, иеромонах ХУХРЯНСКИЙ Мелхиседек и свящ. СТЕПАНОВ Степан.

Для более организованной и планомерной к.-р. работы среди верующих центр вместе с активом организации периодически проводил совещания в церкви Алексиевского монастыря и на квартирах актива. Все совещания велись конспиративно. Обвиняемый священник – САФОНОВ показал:

«Однажды в конце декабря 1929 года я получил приглашение от священника ЯКОВЛЕВА придти на совещание Пресвитерианского Совета, существовавшего нелегально от гражданской власти и впоследствии утвержденного по церковной линии епископом Иоасафом — из г. Новомосковска. Когда я пришел в церковь Алексиевского монастыря, то здесь уже были священники ЯКОВЛЕВ Феодор, ГОРТИНСКИЙ Сергий, МАРЧЕВСКИЙ Евгений и архимандрит Тихон КРЕЧКОВ».

«На совещании после ряда церковных вопросов священником ЯКОВЛЕВЫМ был поднят вопрос о положении духовенства в настоящее тяжелое время, когда все почти духовенство обременено налогами, арестовывается и т.д. В это же время им было сказано, что нужно нам всем сплотиться и действовать единым фронтом, для чего использовать проводимую в настоящее время среди крестьян коллективизацию, которой крестьяне недовольны. Нужно сделать так, чтобы внушить крестьянам, чтобы они в колхозы не шли, что колхоз есть антихристово дело, что, если они в колхозы пойдут, то церкви будут закрыты, и все тогда верующие погибнут, ибо примут печать антихриста. Все это ЯКОВЛЕВ советовал проделывать осторожно, главным образом через исповедь, как более удобный и скрытый способ агитации против Советской власти. Такие мысли ЯКОВЛЕВА были поддержаны всеми присутствующими на совещании лицами» (л. д. 707, 707 об.).

Церковный староста Алексиевского монастыря ГОМАСКОВ показал об этом:

«Епархиальный церковный совет периодически собирался на совещания в церкви Алексиевского монастыря. На совещаниях присутствовали: свящ. ЯКОВЛЕВ Федор, ГОРТИНСКИЙ Сергей, МАРЧЕВСКИЙ Евгений и архимандрит Игнатий БИРЮКОВ и др. Меня на одно такое совещание зимой этого года пригласили для разбора некоторых церковных вопросов. После разбора этих вопросов свящ. ЯКОВЛЕВ стал говорить: “Духовенство и верующие сейчас терпят большие насилия от Советской власти. Церкви закрываются, священники арестовываются, а крестьян насильно загоняют в колхозы. Крестьяне страшно озлоблены против Советской власти, а поэтому духовным нужно еще более разжечь недовольство крестьян против власти и, притом, так тонко, что как будто само крестьянство по своей инициативе подняло восстание против власти”. После обмена мнений присутствующие на совещании решили, что самым удобным способом восстановить крестьян является исповедь и монашки. Поэтому на исповедях духовенство должно внушать верующим, особенно женщинам, что колхозы есть фактическое закрытие церкви, лишения верующих общения с Богом, лишением получения благодати, что колхозы есть ничто иное, как дело рук сатаны. Когда же крестьянство будет восставать против колхозов, то неизбежно будет и то, что правительство вынуждено будет пойти на уступки или же ему будет грозить крах» (л. д. 722 об., 723).

Обвиняемый МУРОВЩИК показал:

«Будучи сторожем в Алексиевском монастыре при церкви, я неоднократно видел, как священники ЯК0ВЛЕВ Федор, ГОРТИНСКИЙ Сергей, МАРЧЕВСКИЙ Евгений, архимандрит Тихон КРЕЧКОВ и изредка архимандрит Игнатий БИРЮКОВ после церковных служб оставались в церкви, запирались от всех и проводили какие-то совещания, на которых посторонних никого не пускали. Что на этих совещаниях было, какие вопросы разбирались, я точно не могу сказать, но знаю, что в результате этих совещаний стали чаще к нам приезжать в Алексиевский монастырь крестьяне и спрашивать, где живут священники ЯКОВЛЕВ, ГОРТИНСКИЙ и др. В беседе с крестьянами я узнал, что свящ. ЯКОВЛЕВ, ГОРТИНСКИЙ, МАРЧЕВСКИЙ, БИРЮКОВ и КРЕЧКОВ в глазах крестьян являются борцами за старую “веру и порядок”, что они дают крестьянам советы — не вступать в колхоз, как антихристову выдумку, что Советская власть — есть антихристово наследие, а коммунисты — слуги антихриста» (л. д. 694).

Кроме совещаний, на которых вырабатывались планы и методы контрреволюционной работы, деятельность центра, помещавшегося в Алексиевском монастыре, протекала в трех направлениях:

1) в распространении а/с воззваний, брошюр и листовок по опорным пунктам;

2) в посылке по районам пропагандистов — связистов из духовенства и монашествующего элемента;

3) в приеме с мест руководителей опорных пунктов и даче им директив.

Обвиняемый СТЕПАНОВ показал:

«У меня на квартире, где фактически была канцелярия епископа Алексия, были священники КАМЕНСКИЙ, ПАЛИЦЫН, ГОРТИНСКИЙ, с Кубани —САХНО и другие. Все бывшие здесь в квартире читали брошюру – “Что должен знать православный христианин”, а также всю литературу, привезенную ДУЛОВЫМ. По просьбе ДУЛОВА брошюра “Что должен знать православный христианин” переписывалась в это время в нескольких экземплярах, копии коих взяли: КАМЕНСКИЙ, САХНО и ДУЛОВ. В это же время присутствующий ГОРТИНСКИЙ говорил, что брошюра очень хорошая и для нас полезная. Все присутствующие говорили о правильности отхода от митрополита Сергия, о крестьянстве, которое нужно сдерживать пока и не давать до времени выступать» (л. д. 641).

Актив организации имел совещания также и в г. Ельце, но уже более широко и с представителями от групп СКК и Украины, на коих епископ Алексий в кругу своих ближайших помощников, обсуждая общее положение в организации, давал установку на дальнейшую работу.

Так, в 1928 году в июле месяце в городе Ельце, на квартиру свящ. БУТУЗОВА под видом поездки на именины из разных мест приехали помощники Алексия БУЙ: из г. Воронежа — архимандриты БИРЮКОВ Игнатий, КРЕЧКОВ Тихон и священник СТЕПАНОВ; из города Задонска — архимандрит СТУРОВ Никандр, иеромонах Иоанникий; из Старо-Оскольского округа — благочинный ШМЫГАЛЕВ Афанасий, представители с Кубани и Харьковщины и из г. Москвы — священник ДУЛОВ Николай.

Об этом совещании обвиняемый СТЕПАНОВ показал так:

«У БУТУЗОВА на именинах в городе Ельце было устроено совещание… Во время обеда велись разговоры о гонении на церкви и на духовенство, что сейчас крестьянину не время выступать, что хотя оно (крестьянство) сейчас и волнуется, но его пока надо сдерживать, что оно не совсем еще подготовлено, и силы наши еще слабы. Во всем этом епископ Алексий соглашался и советовал так именно поступать в дальнейшей работе подведомственного ему духовенства» (л. д. 641).

Обвиняемый ДУЛОВ показал:

«На обеде у БУТУЗОВА было человек 15. Из разговоров на обеде я помню следующее: “Вот церкви закрывают, религию гонят, крестьянство недовольно и волнуется, время подошло трудное”. Делали выводы… Вообще, крестьянство волнуется, но мы должны сдерживать эти настроения. Резюмировал в этом духе и епископ Алексий» (л. д. 630, 631 об.).

Факта наличия съезда в Ельце никто из обвиняемых, присутствовавших там, не отрицает. Обвиняемый БУТУЗОВ показал:

«Епископ Алексий восторженно отзывался о московском протоиерее ДУЛОВЕ и неоднократно предлагал вызвать его в Елец. Когда решено было торжественно отпраздновать день моих именин, епископ Алексий почел нужным вызвать в г. Елец и ДУЛОВА… Епископ Алексий у себя на квартире должен был, конечно, воспользоваться присутствием московского гостя — ДУЛОВА для того, чтобы тесно соединить Воронеж с Москвой и установить общие точки во взглядах на митрополита Сергия и выработать общую тактику» (л. д. 667 об.).
ДУЛОВ был тесно связан с руководителями “имяславия”.

2. Опорные пункты организации “буевцев”

Руководящий центр церковно-монархической организации “буевцев”, будучи связан с периферийными опорными пунктами, руководил в них подготовкой выступлений крестьянства против Соввласти. Так, обвиняемый, руководитель опорного пункта, кулак АНДРЕЩЕЕВ показал:

«Руководящим центром у нас был Алексиевский монастырь, от которого мы получали все указания, которые в основном сводились к следующему: “По-граждански власти повиноваться, а по-духовному идти против Советской власти”. В беседе с епископом Алексием, он мне дал такую же директиву» (сл. д. № 6060, л. д. 230-231).

Обвиняемый иеромонах МИНАКОВ показывает:

«Основная установка нашей организации, которую давал Алексиевский монастырь, это: “по-граждански мы повинуемся власти, а по-духовному мы ведем борьбу с Советской властью”» (сл. д. № 6060, л. д. 319).

Один из руководителей опорного пункта, в селе Платава, священник РЫЛЬЦЕВИЧ показал:

«Арх. Тихон КРЕЧКОВ неоднократно приезжал к нам в Платаву из Воронежа. У него здесь было много друзей, как, например, КРЕТИНИН — один из деятельных “иоаннитов”. В результате всего этого через монашек и иоаннитов архимандритом Тихоном было подготовлено выступление против Соввласти» (л. д. 776 об.).

И, действительно, активная контрреволюционная деятельность руководящего центра организации “буевцев” привела к тому, что под руководством опорных пунктов “буевцев” в округах Острогожском, Усманском, Елецком, Борисоглебском, Козловском, Белгородском и других имели место массовые выступления населения против Советской власти. Выступления эти развивались в такой последовательности:

а) село Нижний Икорец Лискинского района Острогожского округа — 21/I-30 г.

б) село Песковатка (ответвление Н-Икорца) Острогожского округа — 22/I-30 г.

в) село Капанище Коротоякского района Острогожского округа — 23/I-30 г.

г) село Подсеродное Алексиевского района (ответвление Буденого) Острогожского округа — 28/I-30 г.

д) село Платава Репьевского района (находится невдалеке) Острогожского округа — 29/I-30 г.

е) село Казацкое Буденовского района Острогожского округа — 30/I-30 г.

ж) село Урыз, Девице, Голдаевка и Троицкое Коротоякского района Острогожского округа — 1/II-30 г.

з) село Драконово, Машкино, Вадеево Давыдовского района Острогожского округа (Нижний Икорец) — 5/II-30 г.

и) село Селявное Давыдовского района Острогожского округа (Нижний Икорец) 5/II-30 г.

Кроме того, в разное время в том же округе были выступления: в селе Коршево — 4/I; селе Шишовка — 14/I; селе Россошки — 23/I; селе Хлевище — 2/II; селе Стрелецкое — 3/II; в Усманском округе и районе, прилегающем к Острогожскому округу, произошли выступления в селах Верхний Мартын и Старая Чигла — 20/I-30 г., затем перекинулись на Борисоглебский, Козловский и т. д.

Следствием установлено, что в некоторых из указанных сел выступления были подготовлены попами “буевского” толка и проводились “буевскими” группами. В остальных опорных пунктах выступления были предотвращены ликвидацией к.-р. групп.

В селе Нижний Икорец, в частности, квартира БУТУЗОВА была центром паломничества верующих, кликуш, черничек из сел радиусом на 100 верст. Соответственно указаниям из центра и руководителей опорного пункта, монашки и чернички вели бешенную агитацию против Советской власти и особенно колхозов. В результате 21-22 января с. г. в селе Н-Икорец было массовое выступление, преимущественно женщин, которые, разгромив сельсовет, сорвав красный флаг и разорвав портреты вождей, ходили по улицам с черным флагом с криком: “Долой колхозы”, “Долой антихристов-коммунистов”.

Непосредственный участник подготовки и выступления против Советской власти в селе Н-Икорец обвиняемая монашка МАСЛОВСКАЯ Макрина показала:

«Везде проповедовала Христа… Чтобы граждане боролись с отступниками от Бога, которые являются посланниками антихриста, и чтобы не шли крестьяне в колхозы, так как, идя в коллективы, они отдают душу антихристу, который явится вскоре. Везде, где я бываю, везде агитирую против колхозов, против посланников антихриста. В селе Н-Икорец верующие не идут и не пойдут в колхоз… “Вы радуетесь красному флагу и Ленину, а мы будем радоваться и поклоняться черному флагу, ждать царя Михаила и помнить имя Патриарха Тихона”».

<Пропуск 19 страниц>

Глава VI

ВЛИЯНИЕ на СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ и УКРАИНУ
ОРГАНИЗАЦИИ “БУЕВЦЕВ”

Контрреволюционная церковно-монархическая организация “буевцев”, как выше было отмечено, руководила также и церковно-монархической организацией епископа Варлаама ЛАЗАРЕНКО на Северном Кавказе и “буевцами” Кубани и Ставрополя.

Обвиняемый БУТУЗОВ С. показал об этом:

«После водворения на жительство в Ельце епископа Алексия началась волна присоединений. Моя квартира стала вроде странноприимного дома, так как каждый день ночевало от двух до трех священников. Большую массу присоединений дал Сумский округ, куда епископ Алексий рукоположил не один десяток священнослужителей» (л. д. 468-469).

Обвиняемый СТЕПАНОВ, келейник епископа Алексия, показал:

«После передачи своих приходов епископу Алексию епископ Варлаам уехал в горы Кавказа и оттуда присылал своих посланных к епископу Алексию за указаниями, распоряжениями, рукоположениями, награждениями, пострижением в монашество и т. д. Приезжали к епископу Алексию посланники разные от епископа Варлаама. Из них одного я помню, звать Иоанникий, 26 лет, которого епископ Алексий постриг через архимандрита Питирима ШУМСКИХ на квартире БУТУЗОВА в иеродиаконы. В то же время с ним приезжал иеродиакон, фамилии сейчас не помню, но его епископ Алексий посвятил в иеромонахи. Из этих вновь посвященных епископ Варлаам одного взял к себе в услужение. Ответственными лицами в СКК у епископа Алексия были в Кубано-Ставропольской губ. — священник ПЕРЕПЕЛКИН, а в горах Кавказа — епископ Варлаам. Свящ. ПЕРЕПЕЛКИН за инструкциями иногда приезжал сам, иногда присылал посланников из белого и черного духовенства. Епископ Варлаам присылал к епископу Алексию с информацией и за инструкциями в большинстве монахов. Например, ОЛЕЙНИКОВА Макария, иеромонаха — Иоанникия, причем, первый являлся помощником у епископа Варлаама, свящ. ШИШКИН Алексий, который также бывал у священника КАМЕНСКОГО в г. Воронеже» (л. д. 483-483 об.).

Далее, он же показал:

«В 1928 году в город Воронеж к священнику КАМЕНСКОМУ (епархиальный благочинный Воронежской епархии по поручению епископа Алексия) приезжал из Кубани священник САХНО. Из Воронежа САХНО приехал в Елец к епископу Алексию, я в это время был в Ельце. Епископ Алексий, выслушав доклад о церковном положении на Кубани, назначил САХНО благочинным и духовным руководителем Кубани. Приехав с САХНО в Воронеж ко мне на квартиру, ШУМСКИЙ Питирим, будучи там же, передал САХНО разного рода брошюры и листовки, одни чисто церковного характера, а другие хотя и церковного, но с политическим антисоветским уклоном» (л. д. 652 об., 653).

«Для САХНО переписывалась брошюра, привезенная из Москвы ДУЛОВЫМ — “Что должен знать православный христианин”. В это же время присутствующее духовенство у меня на квартире вели разговоры о правильности отхода от митр. Сергия. Также говорили о крестьянстве, что его нужно сдерживать пока и не давать до времени выступать» (л. д. 641 об.).

Обвиняемый СТЕПАНОВ далее рассказывает, каким образом епископ Алексий руководил приходами СКК и Украины:

«В 1928 году к епископу Алексию в город Воронеж приезжал епископ Варлаам Майкопский для присоединения к православию, возглавляемому епископом Алексием БУЕМ. По приказанию епископа Алексия епископ Варлаам исповедывался у архиепископа Игнатия БИРЮКОВА. В это время епископ Варлаам передал епископу Алексию до этого принадлежащие ему приходы Курской и Харьковской губ., в частности, в это время епископ Варлаам передал руководимых им “стефановцев” вместе со священником ПОДГОРНЫМ Василием. Последнего епископ Варлаам просит назначить благочинным над “стефановцами” Курской и Харьковской губ. Ответственными лицами в СКК у епископа Алексия были: в Кубано-Ставропольской губ. — священник ПЕРЕПЕЛКИН, в горах Кавказа — епископ Варлаам» (л. д. 482 об., 483 и 483 об.).

Факт передачи епископом Варлаамом своих приходов под руководство епископа Алексия не отрицает и последний:

«Епископ Варлаам передал мне православные приходы своей епархии, состоящие из Харьковской, частью Полтавской губ., Майкопского и Сумского округов во главе со свящ. Василием ПОДГОРНЫМ, которого я назначил благочинным над вышеуказанными двадцатью приходами» (л. д. 824 об.).

Обвиняемый БУТУЗОВ об этом показал:

«В бытность мою в Воронеже в 1928 году и имея свидание со своим товарищем по академии свящ. Алексием ШИШКИНЫМ по кличке “Бродячий”, <узнал, что,> побывав в г. Ейске на Кубани, ШИШКИН был в г. Ельце — у епископа Алексия, которому все руководство южными приходами и на Кубани архиепископ Димитрий Гдовский передал полностью. Из Ельца ШИШКИН приехал ко мне в Воронеж с указом от епископа Алексия выехать в г. Ейск и принять полномочия от Василия ПЕРЕПЕЛКИНА. Я отказался, а ШИШКИН уехал из Воронежа на Кубань. Когда я спрашивал его как товарища, где он живет и как служит, он сообщил мне, что был в Соловках, а сейчас не имеет постоянного местожительства, причем, просил никому не говорить ни его имени, ни фамилии. ШИШКИН по убеждениям монархист» (л. д. 469, 470).

Таким образом церковно-монархическая организация “буевцев” охватывала своей к.-р. деятельностью не только ЦЧО, но и СКК и Украину.

Контрреволюционная церковно-монархическая организация, возглавляемая в СКК епископом Варлаамом ЛАЗАРЕНКО, ликвидирована ПП ОГПУ по СКК.

Глава VII

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ.

Контрреволюционная, монархическая сущность “буевской” организации, антисоветская деятельность руководящего состава и членов организации, а также платформа, тактика, связи и руководство ею со стороны “имяславцев”, а через них и заграничного монархического центра, в процессе следствия вполне доказаны как свидетельскими, так и самих обвиняемых показаниями.

На основании вышеизложенного по данному делу привлекаются в качестве обвиняемых следующие лица:

1. БУЙ Алексий Васильевич , обвиняется в том, что:

1) являясь руководителем к.-р. церковно-монархической организации “буевцев” ЦЧО и Юга России, а также, имея общение с руководителями “имяславия” и сочувственно относясь к “имяславию”, со своими ближайшими помощниками и активом организации, используя религиозные предрассудки верующей массы, подготовлял выступление против Советской власти с конечной целью свержения Соввласти и восстановления монархии (л. д. 91, 91 об., 466, 482, 483, 484, 607, 468, 502 об., 643, 644, 652 об., 654 об., 655, 656, 689);

2) устраивал у себя как в городе Ельце, так и в г. Воронеже периодические совещания со своими ближайшими помощниками и некоторыми руководителями опорных пунктов, на которых обсуждались вопросы текущей политики и вырабатывались планы дальнейшей работы, направленные к подготовке выступлений против Советской власти (л. д. 482, 483, 484, 616, 627, 628, 629, 630, 631, 641, 642, 643, 644, 68З об.);

3) через CТЕПАНОВА Степана Николаевича и ключаря ШУМСКИХ Питирима распространял среди руководителей опорных пунктов и подведомственного ему духовенства привозимую из Москвы свящ. ДУЛОВЫМ “имяславскую” и, вообще, церковно-монархическую литературу, воззвания, листовки и т. п. (л. д. 91 об., 689);

4) приняв под свое руководство епископа Варлаама ЛАЗАРЕНКО с подведомственным ему духовенством, руководил таковыми, назначив ответственными руководителями по Кубани — священника ПЕРЕПЕЛКИНА, по горам Кавказа — епископа Варлаама и по Харьковщине — свящ. Василия ПОДГОРНОГО, с которыми держал связь через связистов, посылаемых к нему главным образом из монашествующего элемента (л. д. 482, 483, 484; сл. д. № 6060, л. д. 259).

Допрошенный в качестве обвиняемого — БУЙ Алексий Васильевич признал себя виновным частично (л. д. 820, 821, 824-825, 830-832, 833, 837-839, 841).

2. ДУЛОВ Николай Николаевич обвиняется в том, что:

Являлся одним из активных помощников руководителя церковно-монархической организации “буевцев” ЦЧО и Юга России епископа Алексия БУЯ, одновременно имея тесное общение с руководителями “имяславия” г. Москвы: профессором ЛОСЕВЫМ, архимандритом Давидом, ВОРОНКОВЫМ, ТИХОМИРОВЫМ и профессором НОВОСЕЛОВЫМ; в г. Ленинграде — священниками АНДРЕЕВЫМ и ПРОЗОРОВЫМ, получал от них “имяславскую” и заграничную литературу, привозил таковую в ЦЧО для распространения ее центром организации (л. д. 478, 478-об., 482, 483, 484, 626, 627, 628, 629, 630, 641, 642, 643, 644, 649, 652, 748, 830, 831, 832, 833, 844, 845).

Виновным себя п р и з н а л.

3. СТЕБЛИН-КАМЕНСКИЙ Иван Георгиевич обвиняется в том, что:

Являлся одним из активных помощников руководителя церковно-монархической организации “буевцев” ЦЧО и Юга России епископа Алексия БУЯ, после его ссылки в Соловецкий концлагерь стал во главе руководящего центра организации ЦЧО (л. д. 626, 641, 642, 644).